Краткая история социальной службы в Якутии (дореволюционный период)

В России становление системы государственного призрения началось с XVII ве­ка, когда само понятие «призрение» име­ло такие смысловые значения, как «видение, благосклонное внимание, отношение, покрови­тельство; присмотр, забота, попечение; удоб­ство». В это время предпринимались попытки развития двух типов социальной помощи: в форме учреждений (богадельни, приюты, служебные дома) и в виде пособий, обеспечения земельными наделами и т.д..

 

 

В XVIII - начале XX веков в развитии государственной благотворительности в России можно выделить два основных этапа. На первом этапе (XVIII - первая половина XIX веков) господствует официальная государственная система призрения, на втором (середина XIX века - начало 1900-х годов), во время кризиса государственной системы призрения, заметен интерес общества, церкви, частных лиц к вопросам попечения нуждающимся. Как правило, благотворительные заведения и общества делились на две категории: для детей и для взрослых. Детские заведения включали: заведения для призрения и воспитания малолетних и несовершеннолетних (дома воспитательные, (сиротские и призрения детей; ясли и колыбельни; приюты исправительно-воспитательные; приюты для детей-калек, слабоумных и паралитиков; убежища, детские сады); и заведения дешевого и бесплатного обучения (школы и училища общеобразовательные; школы и училища специальные, то есть ремесленные, профессиональные, для глухонемых и т.д.).

Во второй половине XIX века в России как социально-политический институт возникло земство, учреждения которого включали в себя распорядительный (земское собрание) и исполнительный (земская управа) органы. Эти учреждения ведали просвещением, здравоохранением, строительством дорог и другими социально-экономическими проблемами на местном уровне, по сути, вытеснив органы государственной власти от решения многих местных проблем. Именно с земской (1864 г.) и городской (1870 г.) реформ в России связан новый этап в развитии общественного призрения. Во второй половине XIX века в Российской империи были основаны около 95% всех благотворительных обществ и 82% заведений общественного призрения. Государство все больше уступало меценатству и филантропической деятельности, знатные дворяне возглавляли попечительские советы различных благо­творительных обществ, деньги на которые давало купечество.

 

 

К началу XX века в России начинает разрабатываться методология подхода к социальной помощи, появляются первые научные исследования по проблемам социальной патологии, дифференцированный подход к категориям призреваемых, зарождается профессиональная помощь и появляются профессиональные работники. Структура обществ и благотворительных учреждений была следующей:

Общества (Императорское Человеколюбивое общество; общества попечения о тюрьмах, вспомоществования учащихся, посещения бедных, попечения о раненых и больных, дешевых и бесплатных квартир и т.д.).

Ведомства и попечительства (Ведомство Учреждений императрицы Марии; Попечительство о домах трудолюбия и работных домах; Алексеевский Главный комитет и др.).

 

Богадельни: богоугодные заведения.

Детские учреждения (приюты, воспитательные дома, бесплатные школы, исправительные учебные заведения, приюты и училища для больных детей - слепых, глухонемых, увеч­ных).

Приказы общественного призрения: сеть благотворительных и воспитательных заведений (богадельни, приюты, больницы, школы и т.п.).

Приюты (ночлежные приюты, приюты для служащих, магдаленские убежища, вдовьи до­ма).

Трудовая помощь (дома трудолюбия, работные дома, земледельческие и рабочие колонии, тюремные патронаты и др.).

Общественное питание (народные кухни, бесплатные или дешевые столовые, пекарни).

Врачебная помощь (бесплатные и дешевые больницы, лечебницы для приходящих, бесплатные аптеки).

 

Социальная защита в Якутской области развивалась параллельно с социальной защитой в России.

Все указы и законы, касающиеся России, действовали и на территории Якутии, в том числе относительно социального призрения. Однако в развитии общественно­го призрения в якутском обществе были свои, местные особенности, о которых необходимо упомянуть.

 

В XVII веке роль органа социальной защиты в якутском обществе выполнял род. Одной из форм социальной поддержки старых и нетрудоспособных людей являлся институт кумаланства, который берет свои глубокие исторические корни в традиции якутского «вскормленничества». Кумалан у якутов - это бездомный бедняк, бобыль, сирота или инвалид, которого родовой или наслежный сход отдавал на иждивение тому или иному из состоятельных хозяев.

 

Например, в 1848 году в приказе выборного Мегинского улуса Я. Неустроева Мойрутскому родовому управлению говорит­ся:

«...многие бедные родавичи, не имеющие средств к пропитанию своему, поныне не раз­мешены по зажиточным родовичам своим, и каждый раз беспокоят меня жалобами. Посему предписываю, чтобы само общество раз­местило таковых бедных родовичей по зажи­точным... Лучше же по два и даже по три кумалана можно помещать по значительным богачам. При том увечных кумаланов удобнее размешать по самым богатым, а здоро­вых по родовичам менее богатым. Если за сим не будут размешены вскоре кумаланы, и они, шатаясь из юрты в юрту, замерзнут на дороге или умрут с голоду, то родоначальники подвергнутся законной ответственности».

 

Как и в России, в Якутии, основная роль в организации помощи обездоленным принадлежала духовенству, которое являлось главным проводником идей благотворительности среди зажиточных людей. Именно монастыри вносили большой вклад в дело помощи нуждающимся, при которых в XVII - XVIII веках массово открывались детские приюты.

 

В Якутии в 1663 году на средства жителей Якутска строителем - промышленником Иваном Овчинниковым и служилым Иваном Афанасьевым был основан Якутский Спасский мужской монастырь. В 1725 году в Якутске была основана первая богадельня для бедных и престарелых людей. По инициативе преосвященства Иннокентия (Вениаминов) в 1854 году в Якутске открылось Епархиальное попечительство бедных духовного звания. Деятельность попечительства заключалась в выдаче постоянного и единовременного пособия заштатным священно и церковнослужителям, вдовам и сиротам духовного звания, а также в заведывании опеками над детьми и имуществом умерших духовного звания.

 

В 1870 году в Якутске состоялось открытие Епархиального комитета православного миссионерского общества. Одной из главных задач местного миссионерского общества было учреждение госпиталей, попечительства и школ. Кроме этого миссионеры приучали к ремеслам коренное население, рассылали земледельческие орудия и лекарства для улучшения внешнего быта и нравственного воспитания. В 1885 году при Якутском Спасском монастыре была открыта первая миссионерская школа с пансионом.

 

В царской России система общественно­го призрения была неотделима от народного здравоохранения. В издававшихся тогда ежегодниках «Обзор Якутской области за год" один из разделов так и назывался «Народное здравие и общественное призрение». В 1805 году в связи с образованием Якутской области была учреждена должность «главного медика области», а в окружных центрах предусматривалось по одному окружному лекарю. С этого времени начинают строиться окружные больницы. Так, в,1808 году в Олекминске открылась Марьинская больница на 20 мест. В 1817 году в Среднеколымске врачом Тимошевским был построен первый примитивный лепрозорий для прокаженных на 20 мест.

 

В 1819 году в Верхоянске была построена больничная юрта. В том же году открыты больничные дома в Абые, Булуне, Усть-Янске, Русском Устье и Ожогинске. В 1835 году был создан Якутский областной оспенный комитет с филиалами в округах для борьбы с оспой. В Верхоянске, Вилюйске, Олекминске и Среднеколымске были построены четыре «окружные больницы», по семь мест в каждой. В 1839 году в Верхоянске построен первый больничный дом, в 1843 году в Якутске открылась первая больница, где было в этом же году пролечено 840 больных. Она состояла из главного корпуса, помещения для умалишенных и других строений, и находилась в ведении Иркутского общественного призрения до 1900 года.

 
Мелетий - Епископ Якутский и Вилюйский (Михаил Кузьмич Якимов)
5 июл
я 1889 года назначен епископом Якутским и Вилюйским. В Якутск прибыл 16 сентября.
Епископ Якутский Мелетий с духовенством епархии
Большой проблемой Якутской епархии была ситуация с больными проказой, живущих изолированно далеко в тайге. Мелетий детально ознакомился с условиями жизни прокажённых и был инициатором публикации в «Якутских епархиальных ведомостях» написанной врачом Якутской гражданской больницы К. В. Несмеловым статьи «Проказа в Вилюйском округе».
Общественная реакция на эту статью была значительной. К борьбе с проказой подключились российские и зарубежные добровольцы и жертвователи. В Якутск приехала сестра милосердия из Англии Кэт Марсден, запустившая процесс постройки колонии для прокажённых невдалеке от Вилюйска.
Позднее из Москвы для работы с прокажёнными приехали три сестры милосердия и опытный врач Д. С. Гимер.
Мелетий продолжил дело построения храмов. За время нахождения на якутской кафедре он освятил 14 новых церквей. Им было учреждено в Якутске церковное братство во имя Христа Спасителя. Было построено новое здание с домовой церковью для женского Епархиального училища (1892), открыто большое число церковно-приходских школ. При активном участии и попечительстве Мелетия в Якутске появился областной музей.

 

В мае 1891 года в Иркутске был образован комитет по оказанию помощи прокаженным в Якутской области. Образование этого комитета было тесно связано с поездкой английской сестры милосердия мисс Кэт Марсден, которая прибыла в Якутск 30 мая 1891 года для исследования на месте положения больных проказой и оказания им возможной помощи.

Марсден, Кэт (1859 – 1931), путешественница и сестра милосердия, родилась 13 мая 1859 года в местечке Пэрейд в Эдмонтоне, Мидлсекс самой младшей из восьми детей адвоката Джозефа Даниеля Марсдена и Софии Матильды Уиллстед. Она получила образование на дому, если не считать короткого пребывания в интернате в Маргейт. Смерть ее отца 4 августа 1873 года драматически превратило состоятельную семью до нищей. В 1876 или 1877 году Кэт была принята в Тоттенгемский госпиталь, Снелс Парк в Эдмонтоне, протестантское евангельское учреждение, которое обучает в равной мере Евангелии и сестринскому делу. В 1877 году она изъявила желание поехать в Болгарию в качестве сестры милосердия, чтобы ухаживать за русскими солдатами, ранеными в Русско-Турецкой войне. Там она впервые столкнулась с больными проказой, случай, который наложил на нее особый отпечаток. Она вернулась в Британию, чтобы работать сестрой милосердия в Вестминстерском госпитале и в 1878 году стала ответственной за Вултон Конвейлсент приют в Ливерпуле. Ухудшение состояния здоровья заставило ее покинуть свой пост в 1882 году.

В ноябре 1884 года Кэт поехала с матерью в Новую Зеландию ухаживать за сестрой, умирающей от чахотки. Нет четкого отчета о том, как она провела свое время в Новой Зеландии, но эту поездку невозможно назвать удавшейся. «Серьезный случай» привел к тому, что она прекратила свою деятельность в качестве заведующей Веллингтонским госпиталем. Хотя, за годы службы там она внесла значительные улучшения в деятельности госпиталя.

Кэт окончательно решила посвятить свою жизнь заботе о людях, страдающих от проказы. Когда она вернулась в Британию в 1889 году, она была представлена королевскому двору Королевы Виктории и получила рекомендацию от Принцессы Уэльской своей сестре Императрице Российской. Она отправилась в Россию, надеясь на то, что медаль Красного Креста за миссию в Болгарии поможет в изучении случаев болезни проказой во всей России и в Ближнем и Среднем Востоке. Узнав о наихудшем положении больных проказой в Сибири, 1 февраля 1891 года она отправилась в Сибирь со своей приятельницей Адой Филд, говорящей на русском языке. Отправившись на санях на сильном морозе и в трудных и неудобных условиях, они достигли Омска, где Филд отказалась от дальнейшей поездки, и Кэт вынуждена была одна продолжить свой путь до Иркутска через Томск и Красноярск, по дороге посещая тюрьмы. Она доплыла до Якутска на барже, а затем в июне отправилась верхом на лошади до Вилюйска, проделав 2000 миль по труднопроходимому пути. Атакуемая комарами, иногда под проливными дождями она ехала через леса и болота, а также через горящие торфяники так, что всегда была опасность для лошадей провалиться в огненную смесь (Мидлтон, 142). Во время таких тяжелейших условий своей поездки она увидела мучительное, ужасающее положение прокаженных. Она всячески старалась облегчить их участь и смогла вызвать интерес местных властей и церкви к своей миссии. По возвращении в Москву после изматывающей поездки, она продолжила сбор средств для оказания помощи больным проказой, выпросив через Лондонский комитет 2400 фунтов для постройки и оборудования лепрозория, которая впоследствии открылась в Вилюйске в 1897 году. Ее книга «На санях и верхом на лошади к отверженным сибирским прокаженным» (1893) описывает ее удивительную поездку.

В 1892 году Кэт Марсден была избрана одной из первых женщин – членов Королевского географического общества.

16 августа 1894 года письмо, полученное газетой «Таймс» от Александра Френсиса, пастора Санкт-Петербургской Британско-Американской церкви и секретаря комиссии по расследованию благотворительной работы Кэт Марсден, попортило репутацию Кэт Марсден в Британии, но не в Сибири, и привело к прекращению ее гуманитарной работы. Влиятельное общество Британской благотворительной организации написало нелицеприятный отчет о ее благотворительной организации. Это стало тенью согрешения, напавшей на Кэт, от которого она никогда не смогла очиститься. Намеки на финансовую нечистоплотность и лесбиянство невозможно объяснить, как и не объяснить, почему Изабель Хэпгуд, американская переводчица, сделала все так нещадно, чтобы погубить репутацию Кэт Марсден. Кэт постаралась защититься в прессе, но отказалась бороться с клеветническими действиями Френсиса в 1895 году, возможно из-за нехватки денег, а может быть захотела, чтобы оставили ее в покое от заносчивых перекрестных допросов. Были некоторые, кто все еще верили в нее. В 1906 году она второй раз предстала перед судом, а в 1916 году Кэт получила редкую честь стать почетным членом Королевского географического общества. Ни этот факт, ни ее вызывающая жалость биография 1895 года, ни ее книга «Моя миссия в Сибири: Оправдание» (1921) не помогли восстановить ее честное имя, и она умерла в нищете, одиночестве и в забвении в Спрингфилдском приюте для умалишенных, Бичкрофт Роуд, Уонсуорт, в Лондоне 26 марта 1931 году, будучи 30 лет инвалидом. Похоронена без надгробия на Хиллингдонском кладбище.

Однако, в расцвете своих сил, Кэт Марсден, должно быть, имела силу обаяния и обладала настойчивостью, что не передано в высокопарных строках в книге Джонсона «Жизнь Кэт Марсден» (1895), который упомянул о ее высокой статной внешности в одежде сестры милосердия. Настоящая Кэт Марсден, которая очаровала русскую царицу и ее окружение и которая проторила путь через бюрократию империалистической России, должно быть, была совершенно другой и определенно впечатляющей фигурой.

Дороти Мидлтон,

Автор книги «Женщины-путешественницы Викторианской эпохи» (1965)

Перевод Васильевой У.А., преподавателя Вилюйского педколледжа

 

Проездом через Иркутск, в обратный путь, мисс Марсден выслала в распоряжение начальника области 1 450 рублей, собранных ею от благотворителей Иркутска для закупки белья, зимней одежды и прочего вилюйским прокаженным и высылки в места их поселения.

 

В Петербурге мисс Марсден встретила полное сочувствие своему предприятию и в короткий срок собрала пожертвований на сумму 10 тыс. рублей на устройство колонии, которые были направлены ею в хозяйственное отделение при Священном Синоде.

 

Параллельно строительству окружных боль­ниц в Якутской области с середины XIX века начинают появляться приюты для детей. Так, на средства купца второй гильдии Н.И. Чепалова, который в 1852 году пожертвовал «... на учреждение в Якутске детского приюта для незаконнорожденных детей денежный капитал в размере 12 тысяч серебром на покупку дома и содержания заведения для помещения онаго и первоначального обзаведения» был построен первый детский приют. В этом Мариинском детском приюте по отчету за 1865 год было 19 незаконнорожденных детей в возрасте от 6 до 11 лет. Заведение содержалось в основном за счет вкладов, пожертвований, ежегодных лотерей-аллегри и различных «увеселений».

 

В 1898 году Мариинский детский приют из подготовительной школы был преобразован в сиротский приют для достоянного и полного призрения в нем сирот, полусирот и детей, родители которых не имеют средств на воспитание и обучение своих детей. За время своего существования Мариинский приют дал призрение 1626 детям.

 

В 1888 году в Якутске открываются сразу два социальных заведения: приют для арестантских и ссыльнопоселенческих детей и первый ночлежный дом для бедных и бездомных. В первый год в приют было принято 27 детей в возрасте от 3 до 14 лет: 14 мальчиков и 13 девочек. Мальчики старшего возраста обучались сапожному делу, вся домашняя работа: мытье полов и белья, шитье, ремонт одежды и обуви - выполнялась самими детьми под наблюдением надзирательницы. Инициатором открытия первого ночлежного дома для бедных в г. Якутске был купец А.М. Кушнарев, пожертвовавший на это благородное дело 500 рублей.

 

 

Также в 1888 году по инициативе преосвященства Иакова, епископа Якутского и Вилюйского, в Якутске открылось епархиальное женское духовное училище на средства разных благотворительных поступлений и Якутской духовной консистории. При училище имелся пансион, в котором жили и обучались девочки-сиротки преимущественно духовного звания. Царское правительство поощряло богатых людей делать всевозможные пожертвования, что давало им возможность получать государственные чины, ордена, звания и т.п.. В Якутской области по масштабам пожертвований и благотворительности не было равных купцам и крупным промышленникам.

 

 

Среди одних из крупных благотворителей Якутской области можно упомянуть К.Н. Светлицкого, бывшего губернатора области, генерал-майора. Именно ему обязаны своим возникновением библиотека Якутского детского приюта; учреждение городского ночлежного дома, разом давшего приют боль­шей половине городского бесприютного населения и наполовину сократившего размер нищенства; учреждение приюта для арестантских детей; открытие дешевой столовой для бедных, в которой уже в первый день обедало 60 человек. В память чудесного спасения императора Александра III с семейством при крушении царского поезда 17 октября 1888 года было установлено ежегодно в этот день давать бесплатные обеды всем бедным г. Якутска.

 

Другим крупным меценатом Якутской области являлся Яков Андреевич Немчинов, крупный иркутский золотопромышленник, который в память пребывания наследника цесаревича в Сибири пожертвовал 10 тыс. рублей в пользу прокаженных Якутской области. Еще одним благотворителем являлся губернатор Скрипицин, которому в 1903 году Якутская городская дума присвоила звание Почетного гражданина г. Якутска за его заслуги в организации призрения малолетних сирот, организацию своевременной благотворительной помощи нуждающимся в самые критические минуты и за улучшение сельской медицины. Скрипицын активно участвовал в устройстве амбулаторной лечебницы общества Красного Креста и улучшении положения местной гражданской больницы, для которой им были испрошены кредиты на усиление медицинского персонала и постройку необходимых зданий, в т.ч. помещения для душевнобольных.

 

Губернатор И.И. Крафт впервые добился выделения из ясачных сумм денежных средств в размере 4800 рублей для оказания материальной помощи 60 обучающимся детям из бедных якутских семей. Он же, с 1907 по 1911 год, для беднейшей молодежи добился учреждения стипендий в вузы - 26, в средние учебные заведения - 17, в низшие учебные заведения - 8.

 

Например, меценат Н.И. Кривошапкин пожертвовал 10 тыс. руб. на содержание и обучение бедноты Баягантайского улуса, С.И. Иделгин - 7,5 тыс. руб. в пользу школы Олекминского округа. Частные школы содержали С. Барашков, И. Эверстов и др. Жена чиновника О. Плотникова пожертвовала 100 тыс. руб. и два дома на учреждение женского профессионального училища, открывшегося 12 сентября 1915 г.. Дворянин Ф.В. Астраханцев 5 июня 1913 г. пожертвовал 1 млн. 300 тыс. руб. на постройку на 200 тыс. руб. каменного здания для профессиональной школы и на такую же сумму - здания хирургической стационар­ной лечебницы, за что удостоился звания Почетного гражданина г. Якутска. В Ботурусском улусе инородцы М.А. Кириллин, Н.П. Слепцов, Г.Е. Сивцев, П.В. Охотин и др. приняли обязательство содержать за свой счет 20 пансионеров бесплатно.

 

В XIX веке в Якутии, как и по всей России, создавались различные благотворительные организации, в том числе общественные. Эти общества с членскими взносами имели уставы, которые утверждались Министерством внутренних дел, а капиталы содержали, как правило, в ценных бумагах. Во второй полови­не XIX века благотворительность в Якутии была представлена различными учреждениями и обществами - при органах местной власти; филиалами центральных обществ с отделениями в улусах, которые занимались в основном помощью нуждающимся, опекой и т.д..

 

На 1 января 1899 года в Российской империи было зарегистрировано 14 854 благотворительных учреждения, из них в Сибири - 383. Для Якутии была неоценима роль пансионатов при школах, где обучались дети из отдаленных мест и бедных семей, Если в 1906-1908 годах было 155 пансионеров, в 1909-1911 годах - 292, то в 1912-1915 годах дополнительно потребовалось еще 130 мест. В 1908 году было открыто 11 училищ, получено разрешение Министерства народного просвещения на открытие 26 школ.

 

Примером такого благотворительного общества является открытый в 1889 году в Якутске Комитет попечения бедных, который через год был преобразован в Якутское благотворительное общество. Председателем общества был избран якутский губернатор В.З. Коленко. 10 ноября 1890 года был утвержден Устав общества.

 

Целью Якутского благотворительного общества было, улучшение материального положения бедных г. Якутска. Для чего общество должно было выдавать временное или постоянное денежное пособие бедным, снабжать их необходимыми вещами, продовольствием и т.д., подыскивать работу для трудоспособных, устраивать бедных детей в приюты и учебные заведения, а также открывать дешевые столовые и дома призрения.

 

Из отчета Якутско­го Благотворительного Общества за 1896 год: «...Деятельность общества в отчетном году заключалась в раздаче пособий нуждающимся, содержании дешевой столовой и в заботах об увеличении средств общества, привлечением в среду его новых членов».

 

Если в 1896 году 63% всех кассовых доходов составляли пожертвования, а доля оборота капитала была всего 9%, то в 1908 году 83% всех доходов общества составили проценты от государственных ценных бумаг, доходных билетов, сбора от чаеторговцев и т.д..

 

Структура расходов Якутского благотворительного общества в 1896 году общая сумма расходов составляла 9964 руб. 62 коп.. Выглядела следующим образом: содержание дешевой столовой примерно 38% всех расходов, выдача пособий для пострадавших от наводнения в Якутском округе (21%), выдача пособий для пострадавших от наводнения в Олекминском округе (10%), выдача единовременных пособий разным лицам (12%), выдача пособий 8 пенсионерам (5%) и т.д..

 

С 1908 года одним из основных видов деятельности Якутского Благотворительного об­щества было разрешение вопросов организа­ции трудовой помощи городской бедноте.

В «Обзоре Якутской области за 1908 год» писали: "Идея организации такого рода помощи зародилась очень давно. Официальные данные отмечают 1896 год, когда впервые раздался призыв к пожертвованиям на устройство дома трудолюбия. Тогда же было собрано 10000 рублей, каковые, обращенные в государственную ренту, и хранились вместе с капиталом Благотворительного общества. Комитет Благотворительного общества обратил внимание на то обстоятельство, что городская жизнь, особенно жизнь рабочего класса, создает значительный контингент семей, не могущих обеспечить не только правильное воспитание детей, но даже пропитание их. На помощь являются приюты, которых здесь в Якутске два: один призревает, главным образом, круглых сирот, а другой - арестантских и ссыльно­поселенческих детей. Но в обоих приютах, согласно их уставам, как приютах, призреваю­щих детей обоего пола, призрение и обучение детей допускается только до 14-летнего возраста. Затем дети должны пристраиваться на места и пропитываться на свой счет. И вот, приученные в приютах к некоторому комфорту, но невооруженные знаниями и умением добывать средства, для создания сколько-нибудь сносной житейской обстановки, встречающиеся с грубым цинизмом в той среде, куда попадают - такие дети быстро обращаются в разряд хулиганов и преступников. Поставив себе задачею действовать на самую причину этого явления, Благотворительное общество решило заняться устройством учебных мастерских, для обучения разным ремеслам детей, выпускаемых из приютов, а также детей беднейшего класса городских жителей, с целью подготовки их к честной трудовой жизни. Образовав особый отдел трудовой помощи, Благотворительное общество приступило к осуществлению намеченной цели".

 

20 января 1908 года в нанятом доме было открыто ремесленное заведение, с пансионом на 10 человек, с двумя мастерскими - столярной и переплетной; особенный успех имела с самого начала столярная мастерская.

 

Признав за­тем необходимым поставить это молодое дело на более прочных началах, отдел трудовой помощи остановился на мысли открыть осо­бый приют трудолюбия и признал необходимою постройку для последнего собственного здания. Источником средств на эту постройку послужили упомянутые выше десять тысяч рублей. Новое здание приюта трудолюбия представляет собою большое помещение, площадью 98,92 сажень, в 10 комнат, светлое, высокое и построенное в техническом отношении прекрасно. 2 сентября состоялось торжественное освящение Ольгинского приюта...». Кро­ме Ольгинского приюта трудолюбия в г. Якутске были созданы Верхоянское и Олекминское отделения общества.

 

Отчет якутского губернатора И.И. Краф­та за 1911 год императору Николаю II, включал и раздел «Общественное призрение и благотворительность».

В нем, например, записано: "...вполне законченным может считаться такой способ призрения, когда питомцы приютов не только воспитываются, но и обучаются тем ремеслам, к которым они, оставив приют, могли бы приложить свой труд. В сих целях мною в 1907 году изысканы средства на открытие в г. Якутске приюта трудолюбия для мальчиков ... на 54 воспитанника. Ольгинский приют в настоящее время является естественным дополнением, двух других приютов, из которых дети передаются в приют трудолюбия. Из других благотворительных организаций особенно полезную деятельность проявило Якутское благотворительное общество, взявшее на свое попечение всю городскую бедноту. Счастлив отметить, что всеми принятыми мерами к устройству людей, подавленных вследствие разных случайностей невзгодами жизни, в г. Якутске с 1907 года и по настоящее время не было и нет ни одного нищего и ни одного бесприютного ребенка, тогда как ранее нищие взрослые и дети положительно одолевали городское население".

 

Кроме Якутского благотворительного общества работу по социальной защите в Якутской области проводило созданное в 1867 году Якутское местное управление общества попечения о раненых и больных воинах Российского Общества Красного Креста. 20 июля 1898 года в Якутске в рамках деятельности данного общества была открыта первая бесплатная амбулаторная лечебница Красного Креста. Кроме этого, в 1914 году в г. Якутске начал действовать.

 

Якутский дамский комитет, созданный в рамках Якутского местного управления Российского Общества Красного Креста. Его основными задачами были заготовка теплых вещей, благо­творительная помощь больным и раненым вои­нам, их семьям, русским военнопленным.

 

«Дамский комитет Российского общества креста» во дворе городской публичной библиотеки и музея.
В 1914 году в связи с вступлением России в Первую мировую войну в Якутске начал действовать «Дамский комитет Российского общества креста» во главе с губернаторшей, который изготовлял заячьи одеяла и жилеты для солдат, оказывал благотворительную помощь больным и раненым воинам, их семьям, русским военнопленным, находящимся в Германии. Также по инициативе В.В. Никифорова (Кюлюмнюр) был создан инородческий комитет, занимающийся заготовкой и отправкой в действующую армию теплой одеждой. Этим же делом занимался и Якутский комитет по снабжению теплой одеждой, возглавляемым городским головой П.А. Юшмановым.

 

 

В 1915 году в Якутске было образовано Якутское окружное отделение Романовского комитета по призрению беспризорных сирот сельского населения Якутского округа. Романовский комитет имел "своею задачею воспособление делу призрения беспризорных сирот сельского населения, а равно объединения правительственной, общественной и частной деятельности в этой области".

Комитет оказывает помощь делу призрения сирот в возрасте от 2 до 12 лет, содержимых в сиротских домах и их отделениях и в общежитиях при начальных школах всех ведомств. Такую же помощь комитет оказывает призрению сирот в возрасте не старше семнадцати лет, содер­жимых в общежитиях при ремесленных отделениях и школах, учебных мастерских и других подобных учебных заведениях «... Пособия отпускаются лишь на те из поименованных в статье 2 заведений, в коих содержание призреваемых соответствует сельскому быту».

 

В своем донесении от 30 марта 1915 г. в первое отделение Якутского областного управления МВД, Якутский окружной исправник пи­сал: «имею честь сообщить, что сирот сельского и инородческого населения в возрасте от 2 до 12 лет, нуждающихся в призрении, во введенном мне округе имеется: крестьянских - 7 и инородческих - 93 человека. А именно, во-первых, в крестьянских обществах (Павловском, Покровском, Кильдемском) - 3 мальчика и 4 девочки; во-вторых, в Восточно- Кангаласском улусе - 14 мальчиков и 13 дево­чек; Ботурусском улусе - 8 мальчиков и 3 де­вочки; Таттинском улусе - 6 мальчиков и 3 де­вочки; Баягантайском улусе - 19 мальчиков и 21 девочка»1. Подобные донесения для выявления сельских сирот составлялись и по другим округам Якутской области.

 

Однако деятельность всех комитетов и благотворительных обществ была прекращена в годы революции. 24 мая 1917 года было закрыто Якутское благотворительное общество, капиталы которого были переданы Якутскому городскому самоуправлению. Верхоянское и Олекминское отделения Якутского благотворительного общества просуществовали до 1919 года. По очереди были закрыты Якутское областное попечительство детских приютов (просуществовало с 1859 по 1917 год), Якутское местное управление Российского общества Красного Креста (1867-1918 гг.). Детские приюты после Октябрьской революции были преобразованы в детские дома и переданы в распоряжение специальных комитетов.

 

Таким образом, до революции 1917 года в Якутии социальная помощь в виде благотворительности, опеки, попечительства, была тесно связана со здравоохранением, народным образованием и с деятельностью духовенства. В Якутской области до 1917 года существовало немало организаций, как для детей, так и взрослых, ставивших своей целью оказание всякого рода посильной помощи нуждающимся. Большую роль в развитии общественного призрения играли благотворительные общества, дворянство и купечество.

 

 

Однако нужно отметить, что система государственного призрения и общественная благотворительность в Якутии распространялись, главным образом, на городских жителей, которые по переписи 1917 года - составляли лишь 3,9% от общей численности населения. На сельское же население области распространялась, в основном, так называемая «родовая благотворительность».